Пигмалион

Тебе, который никому не верит,
Весной я распахнула сердца двери.
И вот теперь, у счастья на краю,
Баллады о любви тебе пою.

Они дошли до нас сквозь пыль веков,
Совсем не ведая земных дорог,
Сквозь яркий солнца луч и блеск луны,
Минуя козни злого Сатаны,
Чтоб ты поверил в эту вечную отраду
Нам Богом данную, как высшую награду.

Пигмалион.

Остров Кипр вне времени живёт,
Век от века не перестаёт
Излучать тепло, добро и свет,
И его моложе в мире нет.
Всяк, кто здесь проводит свои дни,
Попадает в плен большой любви.

1

Вам хочу поведать быль одну.
Жаль, не знаю я в каком году,
В общем, с незапамятных времён
Жил на Кипре царь Пигмалион.
Молод, статен и красив собой,
Мог любого вызвать он на бой.
Но сильнее боевых искусств
Красоту ценил и тонкость чувств.
Царь скорей предпочитал ваять,
Чем на поле брани убивать.
Много статуй этот муж воздвиг
Для услады глаз гостей своих.
Но однажды так в трудах забылся,
Что в свою работу сам влюбился.
Женщина прекрасная смотрела
На него, увы, окаменело.
Взор печальный полон состраданья,
На устах лежит печать молчанья,
Шею невозможно повернуть,
Ночью холод проникает в грудь,
Созданную для любви и ласки.
Где найдёшь такую? Только в сказке.
Руки нежные в порыве замерли –
Им нельзя сорвать цветок с земли,
Им нельзя никак тебя пленить.
Лучше будет их скорей забыть.

Царь печалится всё круче день за днём.
Крик души к богине устремлён:
«Умоляю, заклинаю, Афродита,
Видишь, вся душа моя разбита,
Сжалься надо мною, помоги,
Каменную деву оживи.
Без неё не мил мне белый свет,
Без неё мне жизни больше нет.
Твоего отказа не приму,
Я, как раб, у ног её умру».

2

Прекрасная богиня Афродита
Сама почти весь год тоской разбита…
Случилось то, что уж непоправимо:
Царевич Адонс, её любимый,
Охотой слишком страстно увлекался
И с осторожностью почти не знался.
А час расплаты всё равно настал.
Его отправил на тот свет кабан.

Любви богиня сутками рыдала,
Так долго бога Зевса умоляла
Помочь в беде, коль не дано ей власти
Самой вернуть утерянное счастье.
Зевс пожалел несчастную богиню:
На царство мёртвых, чёрную пустыню,
Взор опустил свой и Аиду предложил
Послать ей милость: «Нет ведь больше сил
Смотреть на горе дивной Афродиты,
Не гневайся, уважь, меня пойми ты».
Аид уважил. Каждою весной
Из царства мёртвых Адонис идёт живой –
И сразу не земле всё расцветает.
Богиня счастья большего не знает.

3

Мольбу влюблённого царя она узнала,
Жалела бедного и размышляла:
«Пигмалион сражён любовью навсегда.
Его отправить к мёртвым? Никогда!
Пусть эта просьба – сущая нелепость
Для тех, кто в своём сердце строит крепость
Из кирпичей неверья и сомненья.
Довольно! Помогу без промедленья.
Любовь способна чудеса творить,
Не то, что просто камень оживить.
Ведь это для неё совсем пустяк.
Порою, убеждённый холостяк,
Что столько лет всех женщин сторонился,
Ревнивцем жутким стал, когда влюбился.
Бывает, немощный, совсем больной,
Узнав любовь, боролся сам с собой –
И все его болезни отступали.
Есть, кто поспорит тут со мной? Едва ли…
Любовь способна много сотворить.
Об этом можно долго говорить.
Спи сладким сном, чудак Пигмалион,
Ты утром будешь очень удивлён.

4

Действительно, на утро было чудо.
Все думали: пришло оно откуда?»
Один лишь царь с уверенностью знал,
Кто это благо для него послал.
Красавицу назвали Галатеей.
Она жена его теперь. И, не жалея
О том, что сделала, богиня Афродита
Умчалась прочь к другим сердцам разбитым.

5

Я, отчасти, тоже Галатея:
Сам себе признаться в том не смея,
Ты меня лепил, но неумело.
Видно, не простое это дело.
Тот, кто рвётся сразу на три части,
Окружным путём приходит к счастью.
Начал дело – бросил – вновь вернулся,
То лицом, то боком повернулся.
Так нельзя, ведь я твоё творенье.
Заверши судьбы произведенье!
Мне нужна свобода. А не камень,
Что не сдвинуть слабыми руками
С сердца моего, как ни стараюсь.
Столько дней прийти к тебе пытаюсь!
Сколько дней приковываю взглядом!
Быть хочу всегда с тобою рядом.
Боги счастья, луч ему пошлите,
Душу ярким светом озарите,
Чтоб сумел понять моё стремленье
И услышал голос откровенья.
С ним беседа будет необычна:
В плеске волн тиха и фантастична;
В криках птиц отчаянно резка
Так, что боль пронзает у виска;
В свете звёзд таинственна, волшебна,
Как бальзам божественный, целебна;
В песне ветра вольного легка,
Как полёт смешного мотылька;
И торжественна при свете солнца,
В ней тепло от сердца к сердцу льётся.
В день, когда беседа состоится,
Я несмело распахну ресницы –
И меня обнимет крепко он,
Мой мужчина – мой Пигмалион.
08.04.02.

Похожие статьи: