Самообман

(По роману Грэма Грина «Суть дела»).

I

Любовь приходит,
И никто пред ней не волен.
Ей всё равно, насколько ты спокоен,
Ей всё равно, насколько ты собой доволен,

Что ты не требуешь от жизни ничего,
И всё по полочкам разложено давно.
Ему минуло пятьдесят.
Он каждый день смотрел назад,
Как будто зрители в немом кино,
На то, что прожито, свершилось и ушло:
На дочь, которую нельзя вернуть -
В шесть лет ей к Богу был начертан путь.
На скучную жену, что от себя устала,
Здесь, на чужбине ей чего-то не хватало.
Всё раздражало в Африке: жара,
Дожди, убийцы, воры, мошкара,
И мужняя грошовая зарплата,
А ей хотелось всё уплыть куда-то.
Его ж уже не трогали давно
Карьеры взлёт, прекрасное вино,
Убогий быт, фальшивые друзья,
Далёкой Англии родные берега.
Сплошные заверения в любви
Звучали эхом с ночи до зари.
И каждый мучился, спеша уснуть.
Иллюзию свою боясь спугнуть.
Одна лишь мысль покоя не давала,
Что он - вина всему в её судьбе,
Что он испортил жизнь жене,
Хоть та его не упрекала.

Католики, они любви не знали,
Но слову верности не изменяли.
И миг настал, когда в одной постели
Они друг к другу слишком охладели.
" Он - неудачник, - думала она, -
Уехать надо раз и навсегда,
Купить участок, домик в три окна,
Стареть, имея друг на друга все права.

А он устал от глаз немых укоров,
От бесконечных, монотонных разговоров,
От голоса её, сродни волынке,
Который рисовал нелепые картинки
Их жизни будущей. Ей не дано понять,
Что ничего уже не поменять.
В ночной тиши, сквозь сердца стон,
Просил у Бога об одном:
" Дай мне покой, молитвы господин,
Пускай останусь я один".

II

И вот прощание подкинула судьба.
Был счастлив он, и счастлива она.
Писать друг другу обещались,
Как будто бы на время расставались.
И каждый думал о другом:
Какое благо нам - не быть вдвоём.
Со временем всё утрясётся
И на круги своя вернётся.

III

Но жизнь по- своему распорядилась.
Война меж ними прокатилась
И бросила к его ногам другую,
Без памяти, полуживую,
С альбомом марок в стиснутых руках,
Всё остальное в её жизни - прах.
За 40 дней скитаний в океане
Одни, без помощи, на грани выживания,
Те, кто с ума от страха не сошёл,
На жалкой лодке к берегу пришёл.
Мечта была на тридцать лет моложе.
Он стал предельно осторожен,
Но те, кого любовь решила посетить,
Как ни стараются, не могут это скрыть.
И вдруг, как обухом, ночная телеграмма,
Пропитанная запахом обмана:
" Прости, я дурою была.
Люблю. Целую. Жди. Твоя жена".
А он поверил в истинность тех строк
И взвыл от боли: " Снова одинок!!!"

Жена вернулась, бодрости полна,
Лишь потому, что верующей была.
Она давно уже всё знала.
Ей долг велел, чтобы спасала.
Душа заблудшая для Бога нетерпима –
Уверенность её несокрушима.

Как быть ему меж двух огней:
Меж чувством долга и любви своей,
Единственной, неповторимой,
Которая теперь проходит мимо.

Он чувствовал себя за всё в ответе.
Боролся сам с собой. На целом свете
Один остался. Бродит по планете.
И места мало здесь ему.
Решил бесповоротно: " Я уйду".
Элена слишком молода,
Ещё найдёт в свои года.
Луиза вряд ли что поймёт,
Измену не переживёт.

IV

И он заснул, заснул навеки,
Оставив ложный свой дневник.
Обман раскрылся. Лгать не может,
Кто это делать не привык.
Чего добилась глупая жена?
Она его ведь так прекрасно знала!
Она его оберегала.
За душу чистую боролась!
А вышло в сто раз больше зла –
Самоубийцу родила!
Кому нужна такая жертва?
Ведь даже Бог её не примет в небеса,
А на Земле - осиротевшие сердца.
Жена не долго огорчалась –
Её мужчина молодой любил.
А той, что всё на свете потеряла,
Свет белый стал совсем не мил.
Ночь тихо опускает покрывало,
И вот тогда, во власти сна,
Бывает счастлива она.
А утром ищет на подушке
Того, кто спит в сырой земле…
В ответ лишь гром пустых бутылок,
Как из пушки,
Бьёт по вискам в опухшей голове.
16.11.01.

Похожие статьи: